Регистрация Вход
Авторизация
Регистрация
минимальная длинна пароля 6 символов
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
Если вы забыли пароль, воспользуйтесь формой восстановления.

Вадим Мосийчук: Игроки рынка хотят поставлять некачественное топливо по завышенной цене

Главные новости

Вокруг Государственного агентства резерва разворачиваются стремительные события. На прошлой неделе прошли обыски в его офисе, в доме у главы ведомства Вадима Мосийчука, а также в компании ОККО. Последняя принимала участие в февральском конкурсе на закупку ДТ, однако сам тендер так и не состоялся. На 7 ноября было запланировано заседание Комиссии по вопросам высшего корпуса государственной службы, на котором должно было быть принято решение относительно дисциплинарного производства, открытого против Мосийчука. О том, что заседание не состоится, журналисты, как и сам чиновник, узнали непосредственно перед его началом. Одной из основных причин расследования, инициированного МЭРТ, называли тот самый несостоявшейся тендер Госрезерва. Вадим Мосийчук рассказал OilNews о своем видении причин расследования и о ситуации вокруг Госрезерва.

OilNews: Как так вышло, что заседание Комиссии по вашему вопросу не состоялось? Вам сообщили причины?

Вадим Мосийчук: Комиссия перенесла заседание, мотивируя это тем, что, по их информации, я был на больничном, а они хотели меня заслушать. На самом деле, с 8 утра я на рабочем месте, и, как вы видите, приехал на заседание, но узнал, что его перенесли на четверг, 10 ноября.

OilNews: Какие претензии у МЭРТ к вашей работе и подконтрольного вам ведомства?

Вадим Мосийчук: Это первое в истории Украины проведение служебной проверки такого уровня и обсуждение выводов Комиссии в дисциплинарном деле Высшим корпусом государственной службы. Я еще не успел ознакомится с выводами, но попробую успеть это сделать до следующего заседания. Но наперед могу сообщить, что мне, как главе Госрезерва, приписывают все его проблемы за последние 25 лет. В частности, непроведение претензионно-исковой работы, увеличение дебиторской задолженности и кадровой политики. На все эти аргументы мы предоставили возражения. Поэтому, если это заседание будет ангажированным, то я не исключаю рекомендации Кабмина о моей отставке.

OilNews: Ранее вы озвучивали, что проверка была инициирована в связи с тендерами на закупку дизельного топлива.

Вадим Мосийчук: Это другая тема, но одна линия, чтобы увеличить на меня давление и сместить с должности главы Госрезерва. То, что произошло неделю назад (обыски в офисе Госрезерва, – ON) и дома, и на работе – это сфабрикованное дело Службы безопасности Украины (СБУ) или отдельных должностных лиц СБУ по несостоявшемуся тендеру по закладке 17 тыс. т дизтоплива. Тогда лучшее предложение сделала компания «ОККО Бизнес Контракт» (15 150 грн./т), ее конкурент – «ВОГ Аэро Джет» предложила 17 800 грн./т. Но после этого одним из участников рынка этот тендер был заблокирован через АМКУ. После чего мы фактически отменили этот тендер. При этом, через месяц на сайте СБУ появилось сообщение о том, что, якобы, они предотвратили закладку некачественного топлива в Госрезерв. Но я уже говорил, что речи о закладке не могло быть, так как не были даже подписаны договора.

Но, все же, уже через полгода к нам пришли с обысками, которые на самом деле были инструментом давления на меня. Если честно говорить, обыски так не проводятся: здесь посмотрели, а здесь нет. Вот, например, у меня дома все посмотрели, в кабинете тоже, а в кабинетах, в которых фактически сохраняется вся документация, не посмотрели. Это показательное давление.

OilNews: Что было после обысков? Правоохранители проводили еще какие-то действия?

Вадим Мосийчук: На следующий день СБУ установила систему мониторинга всей входящей и исходящей документации. Зачем им это, я не понимаю. Кроме того, мне так и не вернули мой телефон, банковские карточки, дневники, компьютер и видеоустройства, которые записывали обыски.

OilNews: Вы рассказали об официальных причинах проверок и расследований. Теперь расскажете о реальных.

Вадим Мосийчук: Причина очень простая. Госрезерв впервые за последние 25 лет начал проведение кардинальных реформ. Мы за год уничтожили всю коррупцию внутри ведомства. Раньше, при бывших руководителях, за каждую должность в Госрезерве платилось от $30 до $100 тыс. А таких должностей 27. Отдельная тема – откаты по тендерам и аукционам. Фактически этого всего уже не было целый год, и предприятие стало прибыльным. Мало того, мы хотели бы отказаться от бюджетного финансирования и перейти на хозрасчет. Отмечу, что все тендера у нас проводились прозрачно. В прошлом году было сэкономлено 118 млн грн, в этом году также. Поэтому, безусловно, такой «кусок экономических интересов» интересует многих.

OilNews: Расскажите, какая сейчас ситуация с топливом в Госрезерве?

Вадим Мосийчук: Рынок поставок нефтепродуктов в Украину как минимум олигополизирован, а как максимум монополизирован. Это первое. Во-вторых, с качеством топлива иностранных нефтеперерабатывающих заводов, которое пересекает границу с Украиной, происходит что-то непонятное, это признают сами нефтепереработчики. Они не хотят его к нам поставлять, потому что у нашего государства есть механизмы в виде СБУ и других органов, которые мешают им работать «по-белому».

Позиция Госрезерва заключается в том, что мы должны закладывать только высококачественное топливо по наименьшей цене. Наше топливо отличается от топлива, которое хранится на обычных АЗС сроком хранения. У нас оно должно сохранятся минимум несколько лет, на обычных АЗС этот срок – полгода за счет добавления биодобавок. Госрезервом уже разработан и в скором времени будет опубликован проект новых стандартов закладки топлива в Госрезерв.

OilNews: Что новые стандарты предполагают?

Вадим Мосийчук: Фактически эти стандарты дадут возможность завозить топливо непосредственно с нефтеперабатывающих заводов наших стран-соседей – Польши, Литвы, Румынии, Болгарии и других. У нас будет гарантия качества этого топлива. Для этого мы расширили сотрудничество с Госрезервами других стран.

Сегодняшние стандарты Евро-5 позволяют быть в составе биодобавкам, которые нельзя использовать при долгосрочном хранении, но участники украинского рынка не до конца это понимают.

Например, закладка топлива, которая планировалась одним из крупнейших поставщиков, компанией «Трейд Коммодити», доказала, что они не готовы поставлять качественное топливо, а «бодягу», что называется, мы тоже не можем брать. Поэтому сейчас у нас идет борьба с участниками рынка, которые хотели бы взять эти потоки под свой контроль. Мы им этого не даем сделать.

OilNews: Назовите необходимый объем топлива, который должен быть в Госрезерве?

Вадим Мосийчук: Не в Госрезерв, а в стратегический запас нефти и нефтепродуктов необходимо минимум 2 млн. т нефти в сыром эквиваленте.

OilNews: Сейчас сколько есть?

Вадим Мосийчук: В Госрезерве есть топливо, но не в том количестве, в котором хотелось бы. Назвать объемы я не могу, это секретная информация. Но по стратегическому запасу нам действительно нужно закупать топливо. Для этого мы вместе с европейскими коллегами будем разрабатывать новую модель закупки. В четверг, 10 ноября, состоится ее презентация. Госрезерв в ней – главный исполнитель.

Кроме того, в этом году будет начато написание законопроекта о стратегических запасах. В начале следующего года будет разработана модель формирования этих запасов при участии совета европейских наблюдателей. Согласно нашему утвержденному плану, первая закладка топлива должна состоятся в конце 2017 г. И так постепенно, до 2022 г. включительно, мы должны накопить запас. Еще раз подчеркиваю, что это инициатива ни Мосийчука, ни Госрезерва, это обязательства, которые взяла Украина в рамках Европейской Ассоциации.

OilNews: За чей счет будет создан стратегический запас? Ранее была информация о новом акцизе на топливо в размере 40 коп./л.

Вадим Мосийчук: Это одна из моделей финансирования этих запасов. Есть несколько вариантов. Первый – это бюджетные деньги. Второй – деньги из частного сектора (акциз) и третий – это международные финансовые доноры. В разных странах каждая из этих моделей работает. В Венгрии, например, это деньги из рынка, в Словакии – модель финансово-кредитных линий, в Польше и Чехии – это частично государственные деньги.

Какая модель будет у нас, мы еще это будем обсуждать. Безусловно, мы имеем свою позицию, и после начала работы с европейскими партнерами будем открыто обсуждать любую модель, потому что не может Украина быть без запасов топлива.

OilNews: На сегодня Госрезерв проводит тендеры по закупке топлива?

Вадим Мосийчук: Да. Но вот опять отменен очередной наш тендер по поставкам 6 тыс. т авиатоплива. Почему? Мы с этим сейчас разбираемся. Фактически система ProZorro нам его заблокировала без объяснений. Кроме того, АМКУ по жалобе компании ОККО пытался нас заставить купить топливо, которое мы не можем хранить. Это такая игра участников рынка. Также уже должен был быть открытым тендер на поставку 10,5 тыс. т дизельного топлива, но, вижу, что борьба за эти поставки будет продолжаться.

OilNews: Выходит, что Госрезерв заложник у участников рынка. Не пытались как-то решить этот вопрос с его представителями?

Вадим Мосийчук: Как вы себе это представляете? Мы собирали участников рынка и говорили им, что если мы не откроем процедуру тендера, то никто из них не сможет поставить топливо, и эта война никому не нужна. Также предлагали им работать прозрачно, но есть игроки рынка, которые хотят поставлять в Госрезерв некачественное топливо и по завышенной цене. 

Авторизуйтесь, для того чтобы оставить комментарий
e-mail адрес уже используется или не существует
слишком короткий пароль
выберите отрасль
не верно введены символы с картинки
пользователь с такими учетными данными не существует
 
OilNews, 2008-2017. При перепечатке материалов сайта гиперссылка на oilnews.com.ua обязательна. Все материалы, размещенные на oilnews.com.ua со ссылкой на ИА “Интерфакс-Украина”, не подлежат дальнейшему распространению, кроме как с письменного разрешения ИА.